Портрет

КАРАНДАШНЫЙ РИСУНОК: от Ореста Кипренского до Казимира Малевича

Ирина Шуманова, Евгения Илюхина

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#1 2011 (30)

Рисунок карандашом - один из древнейших видов творчества, начало всех изобразительных искусств. Неразлучный спутник художника, карандаш фиксирует рождение замысла и этапы его дальнейшего формирования. В то же время рисунок существует как самостоятельный вид искусства со своим языком, своими специфическими законами и своей историей. Карандаш имеет множество разновидностей - серебряный, свинцовый, графитный, итальянский, восковой, цветной, литографский и другие, а также широкий круг родственных материалов - уголь, сангина, соус. Художественные приемы в этих «сухих» рисовальных техниках бесконечно разнообразны, в них ярко проявляется индивидуальность мастера, чувство формы, природная одаренность и уровень профессионализма. Рисунок карандашом, углем, сангиной, соусом - лучшее отражение темперамента и характера художника. Из широкого спектра разновидностей карандаша и способов работы ими каждая эпоха выбирала наиболее созвучные ей. Классицизм ценил строгую красоту линейного рисунка, романтизм - живописность штриха и контрастные сопоставления, приверженцы «критического реализма» художники-передвижники воспринимали карандаш как «скромного труженика», модерн возвратил самодостаточность линии и эстетическую ценность самого процесса рисования.

КАРАНДАШНЫЙ РИСУНОК: от Ореста Кипренского до Казимира Малевича

Третьяковская галерея благодарит за финансовую поддержку выставки Ивана Павловича Кардашиди

В статье использованы материалы А.З. Антоновой, Л. А. Торстенсен, Е.А. Плотниковой.

Илья Машков - Николай Загреков: Учитель и ученик

Ольга Малкова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#2 2011 (31)

10 июня 2011 г. в Волгоградском музее изобразительных искусств имени И.И. Машкова открылась выставка «Машков - Загреков. Учитель и ученик». Каждый из учеников Ильи Машкова нашел свой путь в искусстве, создал свой уникальный мир, метафору собственного мироощущения. Разительно не похожие на Учителя, не подражая ему в мелочах, они наследовали нечто принципиально важное - смелость быть собой, уважение к художническому ремеслу и к живописной традиции.

Илья Машков - Николай Загреков: Учитель и ученик

10 июня 2011 г. в Волгоградском музее изобразительных искусств имени И.И. Машкова открылась выставка «Машков - Загреков. Учитель и ученик». Каждый из учеников Ильи Машкова нашел свой путь в искусстве, создал свой уникальный мир, метафору собственного мироощущения. Разительно не похожие на Учителя, не подражая ему в мелочах, они наследовали нечто принципиально важное - смелость быть собой, уважение к художническому ремеслу и к живописной традиции.

«Успех редкостно огромный...» Америка в жизни Бакста

Елена Теркель

Рубрика: 
НАШИ ПУБЛИКАЦИИ
Номер журнала: 
#2 2011 (31)

Русским художникам, артистам, музыкантам Серебряного века Америка представлялась страной загадочной и фантастически богатой. Сюда ехали на заработки и гастроли. Лишь некоторые иностранцы постепенно начали воспринимать Новый Свет не как источник дохода, а как особый культурный пласт со своими традициями и корнями. Одним из таких людей был всемирно известный русский художник Леон Бакст.

«Успех редкостно огромный...» Америка в жизни Бакста

Русским художникам, артистам, музыкантам Серебряного века Америка представлялась страной загадочной и фантастически богатой. Сюда ехали на заработки и гастроли. Лишь некоторые иностранцы постепенно начали воспринимать Новый Свет не как источник дохода, а как особый культурный пласт со своими традициями и корнями. Одним из таких людей был всемирно известный русский художник Леон Бакст.

Павел Михайлович Третьяков: библиотека коллекционера

Зоя Шергина

Рубрика: 
НАСЛЕДИЕ
Номер журнала: 
#2 2011 (31)

Из истории формирования книжной коллекции
научной библиотеки Государственной Третьяковской галереи

В соответствии с волеизъявлением П.М. Третьякова после его смерти, наступившей в декабре 1898 года, часть книг из его личной библиотеки поступила в собственность Галереи, ранее переданной коллекционером Москве. Об этом свидетельствует «Опись библиотеки П.М. Третьякова» на 19 листах, завершающаяся распиской о том, что «означенные в списках книги и художественные издания приняты в библиотеку при Галерее бр. П. и С. М. Третьяковых 1 ноября 1899 г. от наследника П.М. Третьякова», подписанная И. Остроуховым и Е. Хрусловым. Эту дату можно считать датой основания научной библиотеки Третьяковской галереи. Со временем книжное собрание Третьякова смешалось с большим потоком поступавших книг. Сегодня оно выделено в отдельный мемориальный фонд. Какой же была личная библиотека П.М. Третьякова?

Павел Михайлович Третьяков: библиотека коллекционера

Страницы милые опять персты раскрыли;
Я снова умилен и трепетать готов,

Чтоб ветер иль рука чужая не сронили
Засохших, одному мне ведомых цветов.

А.А.Фет

Работы художника Петра Захарова в собрании Третьяковской галереи: Историческая хроника

Людмила Маркина

Рубрика: 
НАШИ ПУБЛИКАЦИИ
Номер журнала: 
#3 2011 (32)

Как часто бывало в моей музейной жизни, эта статья состоялась благодаря случаю. Неожиданно в Третьяковскую галерею «нагрянули» тележурналисты из Грозного. Нужно было без подготовки дать интервью о Петре Захарове, «живописце из чеченцев». Во вводном зале обратила внимание на старую фотографию экспозиции галереи 1898 года. Достойное место среди многих шедевров русской живописи 30-40-х годов XIX века, среди работ К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни занимали портреты кисти Захарова. Практически все лучшие его произведения из нашего собрания были приобретены П.М. Третьяковым. Каким образом и при каких обстоятельствах полотна его кисти попали в Третьяковскую галерею? Что привлекло внимание строгого коллекционера? Изображения «людей, дорогих нации»? Или все же качество исполнения произведений? В поисках ответа на эти вопросы пришлось поработать в отделе рукописей Третьяковской галереи, в газетном, а также диссертационном фонде Российской государственной библиотеки. На страницах любимого журнала делюсь с читателем результатами поиска.

Работы художника Петра Захарова в собрании Третьяковской галереи

Как часто бывало в моей музейной жизни, эта статья состоялась благодаря случаю. Неожиданно в Третьяковскую галерею «нагрянули» тележурналисты из Грозного. Нужно было без подготовки дать интервью о Петре Захарове, «живописце из чеченцев». Во вводном зале обратила внимание на старую фотографию экспозиции галереи 1898 года. Достойное место среди многих шедевров русской живописи 30-40-х годов XIX века, среди работ К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни занимали портреты кисти Захарова. Практически все лучшие его произведения из нашего собрания были приобретены П.М.

Летопись жизни и творчества Николая Николаевича Ге

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#3 2011 (32)

Составители:

Татьяна Карпова, Светлана Капырина

Летопись жизни и творчества Николая Николаевича Ге

1831
15 февраля
Родился в Воронеже, в дворянской семье.
Отец — Николай Осипович Ге; мать — Елена Яковлевна, урожденная Садовская.
24 июня
Скоропостижная смерть матери от холеры.

1836
Переезжает вместе с отцом и братьями в Киев.

Иконография Н.Н. Ге. Образ художника в автопортретах и портретах современников

Эльмира Ахмерова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#3 2011 (32)

Яркая, незаурядная личность Николая Николаевича Ге привлекала современников. Его облик отражен многократно в портретах художников двух поколений (И.Н. Крамского, И.Е. Репина, Г.Г. Мясоедова и Н.А. Ярошенко; Л.О. Пастернака, В.Э. Борисова-Мусатова, Н.П. Ульянова и А. А. Куренного), в автопортретах и фотографиях разного времени. Словесные портреты Ге мы встречаем в воспоминаниях его друзей, учеников, коллег-художников, членов семьи Л.Н. Толстого, с которой он очень сблизился в последнее десятилетие своей жизни.

Иконография Н.Н. Ге

Яркая, незаурядная личность Николая Николаевича Ге привлекала современников. Его облик отражен многократно в портретах художников двух поколений (И.Н. Крамского, И.Е. Репина, Г.Г. Мясоедова и Н.А. Ярошенко; Л.О. Пастернака, В.Э. Борисова-Мусатова, Н.П. Ульянова и А. А. Куренного), в автопортретах и фотографиях разного времени. Словесные портреты Ге мы встречаем в воспоминаниях его друзей, учеников, коллег-художников, членов семьи Л.Н. Толстого, с которой он очень сблизился в последнее десятилетие своей жизни.

Павел Михайлович Третьяков и Николай Николаевич Ге

Татьяна Юденкова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#3 2011 (32)

Взаимоотношения между П.М. Третьяковым и Н.Н. Ге в немногочисленной литературе о жизни и деятельности собирателя специально не рассматривались. В своей книге воспоминаний дочь Третьякова, А.П. Боткина едва касается этой темы. В очерках, посвященных истории Третьяковской галереи, С.Н. Гольдштейн категорически настаивает на том, что поздние произведения Ге, так горячо пропагандируемые Л.Н. Толстым, остались чужды Третьякову. Для специалистов по творчеству Ге, отстаивающих неординарность искусства мастера, опередившего своих современников, вопрос об отношениях художника и собирателя представляется более чем второстепенным.

Павел Михайлович Третьяков и Николай Николаевич Ге

Взаимоотношения между П.М. Третьяковым и Н.Н. Ге в немногочисленной литературе о жизни и деятельности собирателя специально не рассматривались. В своей книге воспоминаний дочь Третьякова, А.П. Боткина едва касается этой темы. В очерках, посвященных истории Третьяковской галереи, С.Н. Гольдштейн категорически настаивает на том, что поздние произведения Ге, так горячо пропагандируемые Л.Н. Толстым, остались чужды Третьякову1.

«Он прожил не улиточной жизнью»

Татьяна Карпова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#3 2011 (32)

С конца XIX века состоялись четыре персональные выставки Николая Николаевича Ге (1831-1894): первая, посмертная, - в Санкт-Петербурге (1895); вторая в Киеве (1956— 1957) на основе собраний украинских музеев, третья в Ленинграде, Москве, Киеве и Минске (1970—1971) и четвертая в Москве (1981). Из них наиболее полно художника представляла третья выставка. Однако ее каталог, подготовленный на высоком научном уровне Н.Ю. Зограф, был, к сожалению, очень бедно иллюстрирован. Кроме того, в выставке не принимали участие зарубежные музеи и коллекционеры. С тех пор прошло уже сорок лет, выросло два поколения зрителей, не имеющих объемного представления о наследии этого художника, и мы все еще в долгу перед Ге.

«Он прожил не улиточной жизнью»

С конца XIX века состоялись четыре персональные выставки Николая Николаевича Ге (1831-1894): первая, посмертная, - в Санкт-Петербурге (1895); вторая в Киеве (1956— 1957) на основе собраний украинских музеев, третья в Ленинграде, Москве, Киеве и Минске (1970—1971) и четвертая в Москве (1981). Из них наиболее полно художника представляла третья выставка. Однако ее каталог, подготовленный на высоком научном уровне Н.Ю. Зограф, был, к сожалению, очень бедно иллюстрирован. Кроме того, в выставке не принимали участие зарубежные музеи и коллекционеры.

"Восток, национальность и Запад"

Ирина Вакар, Татьяна Левина, Татьяна Михиенко

Рубрика: 
БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ
Номер журнала: 
Специальный выпуск. БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ

Так звучало название диспута 1913 года, обозначившее одну из важнейших проблем в искусстве раннего авангарда. О ней немало писали в то время художники, поэты, критики, создатели новой русской живописи и ее противники. Проблема национальной самоидентификации не впервые встала перед русскими новаторами, она волновала их и в предшествующие годы, но выражалась не в теоретических построениях, а в тематике и стилистике их картин. Сложность заключалась в осознании молодыми художниками своей принадлежности одновременно к французской художественной традиции и к национальной, низовой, народной культуре, понимаемой как начало, идущее с Востока. Это определило присутствие в их живописи разных тенденций: примитив соседствовал с цитатами из постимпрессионизма и фовизма, Матисс с лубком, Сезанн с вывеской. Наталья Гончарова утверждала, что «чужое искусство надо сливать со своим». Но что для русских здесь было «своим» и что «чужим»? Диалоги с французами и размышления о собственных корнях - так можно интерпретировать некоторые живописные произведения «валетов» конца 1900-х - 1910-х годов.

2005_spec_bv_art_03_th.jpg

Так звучало название диспута 1913 года, обозначившее одну из важнейших проблем в искусстве раннего авангарда. О ней немало писали в то время художники, поэты, критики, создатели новой русской живописи и ее противники.

RSS-материал