Наследники великих традиций

Александр Рожин

Рубрика: 
ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА
Номер журнала: 
#4 2019 (65)

Андреа Гранки, академик, профессор Флорентийской Академии художеств, наследовал от своих предков дело всей своей жизни. Его отец, дед, прадед - тосканцы по рождению - жили и трудились во Флоренции, занимаясь редким ремеслом резьбы по дереву и золочения, реставрации рам, предметов мебели, картин. И таких семей с эпохи раннего Возрождения во Флоренции было немало, однако после наводнения 1966 года, когда большая часть этого центра Итальянского Возрождения оказалась затопленной, когда погибли и были повреждены сотни произведений искусства, тысячи манускриптов, пострадали и семейные мастерские, большинство из которых уже не удалось восстановить. Так исчезли целые династии потомственных мастеров, и лишь единицы вопреки всему смогли выстоять, сохранить инвентарь, практику и продолжить дело отцов и дедов. К это - му немногочисленному клану принадлежит и род Гранки.

Джакомо Гранки с позолоченной рамой с лепной отделкой
Джакомо Гранки с позолоченной рамой с лепной отделкой

Андреа Гранки - авторитетный представитель своей основной профессии, он живописец, мастер фрески и мозаики и одновременно резчик, позолотчик, реставратор, продолжающий славные традиции поколений потомственных мастеров Тосканы.

В его уютном доме расположилась и мастерская художника. Рядом с большим реставрационным столом - стеллажи с картинами и мольбертами, старинные инструменты резчика и позолотчика. В другом просторном помещении - собственно мастерская художника, где висят его живописные произведения, фрагменты мозаичных панно, эскизы и картоны фресок, концептуальные скульптурно-пространственные объекты.

Андреа бережно сохраняет живописные работы своего отца Витторио Гранки (1908-1992), известного флорентийского реставратора и художника. Он передает дело своих предков сыну Джакомо, реставратору, музыканту и скрипичных дел мастеру.

Андреа Гранки продолжил семейные традиции, стал не только авторитетным специалистом в области реставрации, но и получил профессиональное художественное образование, после чего до недавнего времени преподавал во Флорентийской Академии, получил звание профессора, был избран ее академиком.

Талант, широкий творческий кругозор, знания и опыт, несомненно, сказались на становлении его собственной художественной системы. Он не только замечательный практик, но и глубокий теоретик. Однако автор статьи ограничит себя сугубо личными впечатлениями и размышлениями о своеобразии творчества Андреа Гранки.

А. ГРАНКИ. Умудренный опытом. 1986
А. ГРАНКИ. Умудренный опытом. 1986
Холст на картоне, смешанная техника. 178 × 178

В искусстве мастера по-своему сопрягаются традиции барокко и итальянских метафизиков Карло Кара и Де Кирико, наследие сюрреализма бельгийца Рене Магритта и испанца Сальвадора Дали, абстрактного экспрессионизма, оп-арта. Трансформируя образно-пластические приемы и их смысловые эквиваленты, он достигает особой эмоционально-содержательной, художественной выразительности, определяющей авторскую стилистику и самобытность созданных им произведений. Творческое воображение и философская концепция Андреа Гранки стимулируют фантазию и сенсорное восприятие зрителя своей неоднозначностью, незавершенностью вопреки драматургической логике. Ассоциативность образного видения мастера расширяет горизонты его творчества, которое интуитивно вбирает в себя не только обозначенные ранее традиции, но и отсылает нас к другим эпохам и культурам... В его работах разных лет угадывается обращение к искусству Древнего Египта, к изображениям черно-красной античной керамики и вместе с тем к отдельным кинематографическим принципам и приемам использования эффектов стоп-кадра и их бесконечного чередования.

Многие произведения Андреа Гранки имеют, на наш взгляд, автопортретное в прямом и переносном смысле звучание: это и буквальные автопортреты, и воплощенные в визуально отвлеченной форме отблески меняющихся чувств и размышлений художника.

Элемент non finito в общечеловеческом представлении и религиозном смысле определяет совместимость реального и виртуального миров мастера из Флоренции. Картины Андреа Гранки для фресок, написанные темперой, мозаичные и витражные, объемные, пластические композиции, станковая живопись, акварели и рисунки – основной материал в конгломерате поисков и экспериментов художника, превращаемый в образы-символы и магические знаки.

Здесь уместно вспомнить ссылку на барокко одного из блестящих русских теоретиков и историков искусства Николая Пунина. Так, он отмечал: «Подчеркнутые живописные решения естественно приводят художников барокко к новому пониманию пространства. Они отходят от того плоскостного членения пространства на планы, которое было так типично для художников Ренессанса. Барочное пространство обладает большой глубиной, часто уходящей в бесконечность, более цельно и органично, потому что развивается в едином живописном потоке, связывающем людей, предметы и пейзаж в один сразу обозримый живописный кусок»[1].

Все эти типологические качества мы видим в подкупольной и плафонной живописи Пьетро да Кортона, Джованни Баттиста Гаулли, Андреа дель Поццо и других мастеров станкового и монументального искусства барокко. Опосредованная связь с их творчеством ощущается и в масштабных композициях Андреа Гранки.

Отдельные мотивы барочной архитектуры ассоциативно возникают и в объемных скульптурно-пластических произведениях художника, например, в фигурах консолей и иных изобразительных деталей, которые кому-то, возможно, напомнят готических химер или горгулий.

Преднамеренно не перечисляя названия произведений Андреа Гранки, а лишь воспроизводя некоторые из них на страницах журнала, автор статьи предполагает и иные точки зрения на его многоликое творчество, поскольку оно не вписывается в законченные определения и формулы; будучи многозначными и сложно-ассоциативными, работы несут отпечаток неповторимой личности своего создателя.

Андреа Гранки - тонкий колорист, обладающий острым чувством формы и композиции. Он технически равноценно работает с разными материалами: темперой, маслом, акварелью, деревом, многослойной фанерой, смальтой, гипсом...

Крупноформатные живописные панно мастера вбирают в себя его воззрения на реальное и ирреальное, земное и потустороннее, на контрастное, необъяснимое их сосуществование. Внутреннее стремление к преодолению силы притяжения, прорыву в третье измерение сродни концепциям открытий Лючио Фонтана. Естественно, речь идет не о сравнениях или противопоставлениях, а об общих мотивациях тактильного подхода к неразрешимой проблеме взаимосвязи земного мироздания и вселенского, необъятного, космического представления о бесконечности.

А. ГРАНКИ. Ваза-канопа с крышкой в виде головы автора с белой фигурой. 2018
А. ГРАНКИ. Ваза-канопа с крышкой в виде головы автора с белой фигурой. 2018
Керамика, смальта. 51 × 25 × 30

Дуалистическая способность образного мышления Андреа Гранки, сопряженная с его собственным обоснованием понятия «единства противоположностей», наиболее зримо воплотилась в двух взаимодополняющих объемно-пластических объектах - неких вазах-канопах, увенчанных скульптурными белыми и черными портретами самого автора. На каждой из них есть выступающие из поверхности - как бы изнутри художника - черная на белом и белая на черном сидящие фигуры, подобно двум противоположным сущностям одной личности. Конфликт черного и белого, не прямое их отторжение друг от друга, а интуитивное следование формуле Казимира Малевича: «между белым и черным простирается весь цветовой спектр». Это лишь предположение, которое диктуется нашим ощущением полифонии творчества Гранки. Произведения выполнены в технике поливной керамики в 2018 году. В них некоторая самоирония автора обретает гротесковое звучание, превращаясь в высшую форму самовыражения - гротеск. Сосуды, подобные канопам, есть не что иное, как оболочка, под которой сокрыты сакральные чувства и мысли художника. Этим пластическим образам предшествовала одна из более ранних работ мастера (Incontro estremo) 2003-2004 годов.

Скульптурная композиция, изображающая погрудный портрет автора в неотъемлемом предмете его облика - шляпе, навстречу которому, как по подиуму, идет небольшая черно-белая фигура, напоминающая самого исполнителя. Композиция как символ противоречия внутреннего и внешнего миров, являющийся драматическим камертоном духовных исканий. Материал, в котором выполнена скульптура, достаточно прост - это многослойная фанера, покрытая гипсом, придающим всей структуре работы, несмотря на небольшой объем, монументально-театральную смысловую выразительность.

Напротив, в его крупноформатных живописных панно мы видим выражение двух ипостасей натуры Андреа Гранки на совершенно ином изобразительном уровне. С одной стороны, мы чувствуем вихрь кругового движения абстрактных цветовых масс, поднимающихся к прорыву света, идущего навстречу ярусоподобным земным движениям из бесконечности иного вселенского измерения. На наш взгляд, здесь вновь возникают ассоциации с концепцией искусства барокко. С другой стороны, иные полотна отмечены монохромностью нейтральной поверхности, из которой возникают фигуры-знаки, «движущиеся» в определенной последовательности, как криптограммы, акцентированные рельефным ассамбляжем. В таких произведениях проступает незримая связь с архитектоникой и принципами композиционного, планового построения, присущего концепциям понижения перспективы в искусстве Возрождения, переведенном на язык многозначительного минимализма.

Естественно, все это предваряется многочисленными рисунками, акварелями с подробными изображениями реалий, окружающих художника в его пространных земных путешествиях. Постепенно сокращается количество визуальных натурных объектов. Реальное превращается в концептуальное, нюансы становятся акцентами.

Мои рассуждения при всей их субъективности, экстраполярности позволяют надеяться, что российским любителям, ценителям и знатокам итальянской художественной культуры XX-XXI веков, которым известны блестящие таланты, имена Карло Кара, Ди Кирико, Джакометти, Марино Марини, Ренато Гуттузо, Джакомо Манцу, Джорджио Моранди, Лючио Фонтана, Помодорро, Массимо Кампильи, Марио Сирони, будет небезынтересно и творчество одного из достойнейших круга вышеназванных мастеров - флорентийского художника Андреа Гранки.

 

  1. История западно-европейского искусства / Под ред. Н.Н. Пунина. Л.; М., 1940. С. 250.

Иллюстрации

А. ГРАНКИ. Экстремальная встреча (Incontro estremo). 2004–2005
А. ГРАНКИ. Экстремальная встреча (Incontro estremo). 2004–2005
Трехмерная фреска, укрепленная алюминием
А. ГРАНКИ. Преследователь гигантов. 1989
А. ГРАНКИ. Преследователь гигантов. 1989
Цветная литография (7 цветов)
А. ГРАНКИ. Человек, преследующий свою тень. 1982
А. ГРАНКИ. Человек, преследующий свою тень. 1982
Цветная литография (5 цветов)
А. ГРАНКИ. Архангел Михаил, победитель ночи. 1983
А. ГРАНКИ. Архангел Михаил, победитель ночи. 1983
Холст, масло, темпера. 200 × 300
А. ГРАНКИ. Битва тепла и холода. 1985
А. ГРАНКИ. Битва тепла и холода. 1985
Холст, масло. 150 × 200
А. ГРАНКИ. Черное и белое. 2019
А. ГРАНКИ. Черное и белое. 2019
Бумага, чернила, акварель
А. ГРАНКИ. Цвет. 2019
А. ГРАНКИ. Цвет. 2019
Картон, темпера
А. ГРАНКИ. Ваза-канопа с крышкой в виде головы автора с черной фигурой
А. ГРАНКИ. Ваза-канопа с крышкой в виде головы автора с черной фигурой
Керамика, смальта. 51 × 25 × 30
А. ГРАНКИ. Диванный путешественник. Диптих. 2004–2005
А. ГРАНКИ. Диванный путешественник. Диптих. 2004–2005
Холст, темпера, красная охра. 150 × 200
А. ГРАНКИ. Белый и Черный наблюдают за тем, что осталось от битвы при Ангиари (дань Леонардо). 2019
А. ГРАНКИ. Белый и Черный наблюдают за тем, что осталось от битвы при Ангиари (дань Леонардо). 2019
Холст, темпера, масло. 150 × 200
А. ГРАНКИ. Поколения. 2004
А. ГРАНКИ. Поколения. 2004
Бумага, акварель, темпера

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play