Судьба «Сикстинской Мадонны» Рафаэля Санти

Людмила Маркина

Рубрика: 
75 лет Великой Победы
Номер журнала: 
#1 2020 (66)

18 апреля 2020 года весь культурный мир отметит 500-летие со дня смерти гения Возрождения Рафаэля Санти (1483-1520). Живописца при жизни справедливо называли «мастером мадонн». Главный его шедевр «Сикстинская Мадонна» оказался в XVIII веке в Дрездене и обрел здесь второе рождение. В 1945-1955 годах опаленное войной полотно реставрировалось в Москве, где возродилось вновь. Так картина исторически связала Россию и Германию.

РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513
Холст, масло. 269,5 × 201
© Галерея старых мастеров, Дрезден

Образ Мадонны, один из самых узнаваемых в мире, изначально был исполнен Рафаэлем по заказу папы Юлия II в 1512-1513 году для алтаря церкви монастыря Святого Сикста (монастыря Сан-Систо) в Пьяченце (Piacenza) под Миланом. По словам историка искусств Дж. Вазари, полотно, получившее название «Сикстинская Мадонна», явилось вершиной творчества мастера - в нем соединились в прекрасное целое божественное и земное. Парадоксально, но почти 250 лет работа оставалась практически неизвестной, пока ее не приобрел саксонский курфюрст Фридрих Август III (1696-1763), заплатив значительную сумму в 25 000 эскудо. В феврале 1754 года полотно доставили в Дрезден и разместили в покоях правителя. В первом «Инвентаре Королевской картинной галереи Дрездена», составленном тогда же Маттиасом Остеррайхом, под №31 значится: «Рафаэль из Урби- но. Богоматерь среди облаков с младенцем Иисусом, перед ней - папа Сикст и святая Варвара коленопреклоненная, в полную фигуру на холсте»[1].

В 1711 году началось строительство Цвингера по проекту архитектора Маттеуса Даниэля Пеппельмана. Картинной галерее отвели перестроенное здание так называемых «конюшен» на Юденхофе. Благодаря сохранившейся гравюре можно представить, как висела «Сикстинская Мадонна» в начале XIX века[2]. Она находилась (с 1817 года) в общей шпалерной развеске, среди других произведений, и открывалась зрителю не сразу. По мнению поэта В.А. Жуковского, картина просто-напросто «терялась»[3]. Перед полотном тогда не предусматривалось никаких диванчиков или стульев. Металлические стойки вдоль стен предохраняли произведения, при желании на них можно было опереться. Любопытную деталь отметил российский скульптор С.И. Гальберг, посетивший Дрезденскую картинную галерею в августе 1818 года: «Есть лестницы на колесах, которые можно двигать по произволу и лезть наверх»[4]. Особо он подчеркивал общедоступность дрезденского живописного собрания. «Галерея, - писал С.И. Гальберг, - не служит украшением дворцовых комнат, король отдал ее народу»[5]. Вход был свободный, посетить собрание можно было «утром с 9 до 1 часу, а после обеда с 3 до 6 часов. За 16 грошей получишь каталог - справляйся и любуйся!»[6].

С.И. Гальберг и еще пять его товарищей, пенсионеров Императорской Академии художеств (ИАХ), были первой группой стажеров, отправленных в Италию после наполеоновских войн. В Дрездене они оказались проездом из Берлина. Здесь главной их целью стал осмотр картинной галереи и особенно «Сикстинской Мадонны». В Эрмитаже тогда (как и сейчас) не было подлинников римского периода творчества Рафаэля - высшего этапа деятельности мастера, ведущего отсчет от 1508 года. Со времен Екатерины II в эрмитажном собрании находились две ранние работы живописца из коллекции Кроза - «Святой Георгий» и «Святое Семейство (Мадонна с безбородым Иосифом)» (1506), которая была записана неким французом-реставратором[7].

Российские пенсионеры пробыли в столице Саксонии всего пять дней. Однако на осмотр картинной галереи они оставили целый день. Из всех попутчиков только Гальберг оставил восторженные впечатления от «Сикстинской Мадонны»: «Тут я впервые увидел Рафаэля как величайшего из живописцев. Его Пресвятая Дева, называемая Мадонна di San Sisto, есть истинно Святая Дева: величие небесное сияет в ней; на лице Спасителя, кажется, читаешь высокое Его назначение. Ангелы, находящиеся внизу, невинны, как дети Вечного Света: они достойны быть небожителями»[8].

Такое восприятие «Сикстины» характерно для романтиков начала XIX века, которые открыли для себя и для мира Ренессанс. В 1820 году впервые широко праздновалось 300-летие со дня смерти Рафаэля, в Прусской Королевской академии искусств в Берлине (ныне Академия искусств) была организована специальная выставка. С тех пор началась поистине всемирная слава картины и регулярное паломничество к «Сикстине». Кто только из русских не оставил своих впечатлений «от встречи с прекрасным»! Историк Н.М. Карамзин и будущий декабрист В.К. Кюхельбекер, скульптор Н.А. Рамазанов и художественный критик В.Г Белинский, наконец, революционный демократ А.И. Герцен. В 1824 году в альманахе «Полярная звезда» В.А. Жуковский опубликовал специальную статью романтической прозы, которая оказала существенное влияние на последующие поколения русских романтиков - Н.А. Полевого, А.В. Тимофеева, В.Ф. Одоевского[9].

 

Копия как самая искренняя форма лести

По мере укрепления в мировом сознании «Сикстинской Мадонны» как культового шедевра стала возрастать потребность в его копировании. Конечно, речь не шла об обмане потенциальных покупателей. Живописная копия рафаэлевской Мадонны ни в коей мере не заменяла оригинал, а имела значение редкостного воспроизведения. Спрос рождал предложение. Популярное полотно Рафаэля, пусть и во вторичном виде, хотели видеть у себя царственные особы и частные лица. Тем более что в начале XIX века произведения Дрезденской картинной галереи были весьма доступны для копирования. С некоторой завистью С.И. Гальберг отмечал, что «всякий художник может, с позволения инспектора, туда (в галерею. - Л.М.) идти, снять со стены картину и тут же копировать. Мы видели их очень много здесь; но одна девица, копировавшая Тициана, кажется лучше их: это стыдно должно быть мужчинам»[10]. Немецкие источники фиксировали, что «Сикстина» чаще находилась на мольберте для многочисленных копиистов, чем оставалась висеть на стене[11].

На протяжении XIX века академическая художественная подготовка обязательно включала копирование великих шедевров художников эпохи Возрождения и барокко. Копии, выполненные непосредственно с оригинала, позволяли живописцу изучить метод работы другого художника, освоить различные подходы к композиции, расположению фигуры в пространстве, к передаче цвета.

Однако «у Рафаэля и самое материальное проявление, самые приемы кисти, как, например, в Сикстовой Мадонне, представляются как бы одухотворенными, - предупреждал молодых художников Н.А. Рамазанов. - Это доказывает, что мало одних наружных, хотя и ловких приемов в искусстве, что недостаточно одного смелого, обширного полета фантазии без участия способности художника глубоко чувствовать и во всей чистоте понимать все возвышенно прекрасное»[12].

Самая ранняя известная нам живописная копия «Сикстинской Мадонны» была исполнена в 1804 году художником Иоганном Фридрихом Бури (Bury) (17631823), учеником И.Г. Тишбейна. Окончив Художественную академию в Дюссельдорфе, Бури отправился на стажировку в Италию. Во время пребывания в Риме молодой художник многократно копировал работы Рафаэля и Микеланджело и, что называется, набил руку на производстве подобного рода произведений. В 1801 году художника пригласили в Берлин, ко двору прусского короля. Здесь Бури давал уроки рисования сестре короля, а также принцессе Августе, которая вышла замуж за гессенского курфюрста Вильгельма II. Бури изобразил принцессу во время копирования «Сикстинской Мадонны»[13]. Она сидит за мольбертом с кистями и палитрой в руках, обратившись к невидимому зрителю. Художник сознательно так строит композицию, что голова художницы-любительницы заслоняет лицо Мадонны и вписывается рядом с младенцем.

В 1804 году Бури по заказу прусской королевы Луизы исполнил копию «Сикстинской Мадонны» в размер оригинала, которая была подарена ею супругу Фридриху Вильгельму III (настоящее местонахождение неизвестно). По его приказу полотно разместили в розовой угловой комнате берлинского дворца. «Сикстинская Мадонна» висела над его письменным столом. На акварели берлинского профессора Леопольда Цильке, представляющей рабочий кабинет короля (1828, Потсдам, Фонд прусских дворцов и садов Берлина-Бранденбурга), хорошо видно местонахождение копии: слева от двери, у большого окна. Обращает на себя внимание фигурка короля, сидящего за письменным столом так, чтобы образ Мадонны был всегда перед его глазами.

Любопытно сравнить акварель берлинского профессионала с акварелью «Кабинет-библиотека императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце» (ГЭ) художницы-любительницы Варвары Николаевны Головиной (1766-1819), фрейлины императрицы Елизаветы Алексеевны, супруги российского императора Александра I. В эпоху правления Александра I жилой частью Зимнего дворца в Петербурге стал западный фасад, выходящий окнами на Адмиралтейство. Кабинет-библиотека, окна которого выходили на Неву, располагался там, где сейчас зал № 186 современной экспозиции. На акварели кисти В.Н. Головиной скрупулезно выписаны все детали интерьера: скульптура, мебель[14], вазы, канделябры. Особую достоверность происходящему придает фигурка хозяйки, читающей книгу за столиком справа. Обращает на себя внимание большая копия «Сикстинской Мадонны», висящая в центре торцевой стены между зеркалами. Елизавета Алексеевна композиционно расположена так, что неизменно, оторвав взгляд от чтения, она видела перед собой Мадонну. К сожалению, в настоящее время не представляется возможным идентифицировать автора копии, неизвестно также, как копия попала в Зимний дворец.

Варвара Николаевна ГОЛОВИНА. Кабинет-библиотека императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце. 1810–1826
Варвара Николаевна ГОЛОВИНА
Кабинет-библиотека императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце. 1810–1826
Бумага, акварель. 29,8 × 41. © ГЭ

В течение семи лет Франц Герхард Кюгельген (1772-1820), придворный портретист и член ИАХ, копировал «Сикстинскую Мадонну», которая была освящена для оформления алтаря Фромборкско- го собора[15]. В настоящее время сохранилась лишь фрагментарная копия мастера (1816, Фонд прусских дворцов и садов Берлина-Бранденбурга)[16].

В 1822 году Кабинетом Императорского Двора был командирован в Дрезден «рижский уроженец» Эрнст-Готгильф Боссе (1785-1862). Художник учился в середине 1810-х годов в Дрезденской Академии живописи, скульптуры, гравюры и архитектуры художеству у портретиста Йозефа Грасси. В 1821 году Боссе получил должность придворного живописца в Петербурге. По распоряжению императора Александра I он должен был написать копии с шедевров Дрезденской галереи, которые предназначались для петербургской Академии художеств, «к пользе воспитанников». Приехав в Дрезден, Боссе с семейством обосновался в доме на площади Альтмаркт. Его мастерскую часто посещали немецкие художники-романтики: К.Д. Фридрих, К.Г Карус, а также русские литераторы: В.А. Жуковский, братья Тургеневы. Зимой 1827 года Боссе за несколько сеансов написал портрет Жуковского в рост. В течение восьми лет Боссе переслал в Россию 15 копий, в том числе «большого размера Богоматерь с младенцем с Рафаэля»[17]. Однако Совет ИАХ решил, что только «копия Ессе homo (с Гвидо Рени)[18] может считаться хорошей; остальные посредственны, а последние пять весьма слабы»[19]. Из придворных живописцев Боссе был уволен, за ним оставлено только звание профессора. В 1829 году живописец перебрался в Париж и работал там по поручению российского правительства[20].

А вот другой мастер, Алексей Тарасович Марков (1802-1878), оказался более удачливым. 2 декабря 1830 года Совет ИАХ постановил «отправить в качестве пенсионера художника 14-го класса Алексея Маркова, получившего большую золотую медаль, в Дрезден для усовершенствования в исторической живописи»[21]. Однако главной целью стажировки А.Т. Маркова было написание копии «Сикстинской Мадонны» в натуральную величину. Весной 1831 года художник прибыл в столицу Саксонии, но столкнулся здесь с неожиданными трудностями. «...По случаю перестройки здешней картинной галереи, - сообщал в Петербург в письме от 27 марта / 8 апреля российский посланник Шредер, - никто в оную теперь допущен быть не может»[22]. По прошествии значительного времени русский художник все-таки получил возможность копировать. И тут он снова столкнулся с целым рядом непредвиденных трудностей. Со слов копииста Н.А. Рамазанов записал: «Когда художник наложил прозрачную бумагу на лик Мадонны, дабы прорисовать его, то при всей своей опытности не нашел карандашом контуров; невольно поверишь, что эта картина - повторение Божественного видения! Да, бумага, прозрачная, как чистейшее стекло, не дала возможности опытной руке рисовальщика проследить контуров в лике Мадонны. Это немало поразило художника и достаточно указало на всю трудность близкой копии с необыкновенного произведения»[23].

Более года трудился молодой художник, создавая копию в непосредственной близости от оригинала. В целом Маркову удалось передать общее впечатление от одного из самых загадочных образов мировой живописи. Помимо сходства в размерах и композиционных деталях работа также близка по визуальному воздействию, которое исходит от шедевра Рафаэля. В 1832 году копия была закончена[24] и удостоилась высокой оценки строгих профессоров. По мнению Совета ИАХ, Марков «с весьма похвальным вниманием изучал Рафаэля, и при том именно в тех частях, которые составляют главное достоинство сего великого мастера, и написал свою копию со тщанием, за похвальный труд объявлена благодарность», работа была приобретена у автора для академического музея за 857 рублей[25].

В творческое соревнование с гением мировой живописи вступил гений русской живописи - молодой Александр Андреевич Иванов (1806-1858).

«Здесь (в Дрездене. - Л.М.) в первый раз я был сильно тронут действием изящной кисти Рафаэля, - писал он отцу 13 сентября 1830 года, - я напрягал все свои силы, чтобы сделать очерк сего совершенства, и тут же я узнал, что значит копировать с Рафаэля, и рисунок мой есть не что иное, как памятник слабости против сего великого творения»[26]. В своей копии, выполненной мягким карандашом в манере академических этюдов с натуры (1830, ГРМ), Иванов передал фрагмент картины - голову Марии и младенца. Художник уловил одухотворенную красоту образов Рафаэля. При этом лик его Мадонны - это лицо русской женщины. Копия «Сикстинской Мадонны», которая осталась незаконченной, всегда висела в римской мастерской Иванова «как напоминание о тех высотах, которыми ему самому предстояло овладеть»[27].

 

Картина в картине

Поистине мирового триумфа картина Рафаэля достигла благодаря репродукционной графике. Вначале это были тиражированные листы офортов и литографий, а затем фотографии. Императорская Академия художеств и Московское училище живописи и ваяния широко практиковали использование гравюры, в том числе с Рафаэлевой «Сикстины», в процессе обучения. Наиболее известны имена мастеров, гравировавших оригинал Рафаэля: Иоганн Фридрих Мюллер (1782-1816) и Кристиан Готтфрид Шульце (1749-1819). Со временем произведение Рафаэля стало доступно широким слоям населения. Сохранилась одна из первых открыток с изображением «Сикстинской Мадонны», гравированная Уильямом Томасом Фрайем (William Thomas Fry, 17891843) в Лондоне в 1825 году. На ее обороте надпись: «Forget menot. A Christmas and NewYear's present».

С середины XIX века в моду вошло украшать интерьеры частных домов и усадеб репродукциями картины Рафаэля. Салоны и гостиные, кабинеты и мастерские заполнились многочисленными изображениями Мадонны. Произведения иностранных и русских художников того времени наглядно иллюстрируют это увлечение: Н.И. Подключников «Интерьер в квартире А.М. Филамофитского в Москве» (после 1835 г., Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени), П.А. Федотов «Художник, женившийся без приданого в надежде на свой талант» (1844, сепия, ГТГ), М. Гофман «Рабочий кабинет Вильгельма Гримма в Берлине» (1860, Нюрнберг, Германский национальный музей), Ж. Мейблюм «Курительная комната в Строгановском дворце» (1860-е, ГЭ), А. Брендель «Вид квартиры художника» (1884, частное собрание), С.А. Виноградов «В доме» (1910, Калужский музей изобразительных искусств).

Один из первых и единственный в своем роде дагерротип «Сикстинской Мадонны» был снят Германом Кроне в 1850 году (Технический университет, Дрезден). Он был миниатюрного размера (11 х 8), да еще и в зеркальном изображении. Ранние фотографии, отражавшие скорее изобразительный метод, а не художественное видение, были еще некачественны. Однако не прошло и десятка лет, как фотографии стали весьма доступны и даже продавались в Галерее старых мастеров в Дрездене. Примером тому может служить пожелтевший отпечаток в альбоме художника А.А. Попова, уроженца Тулы[28]. В 1863 году по дороге на стажировку в Париж он остановился в Дрездене. С восторгом художник писал о том впечатлении, какое на него произвела «Сикстинская Мадонна»: «Смотря на нее, мне представился целый ряд великих художественных до- стоинств»[29]. На память А.А. Попов купил фотографию полюбившегося шедевра.

В Государственном музее истории российской литературы имени В.И. Даля бережно хранятся несколько фотографий с картины Рафаэля, приобретенных Анной Григорьевной Достоевской во время ее проживания с Ф.М. Достоевским в Дрездене. Известно, что писатель мечтал о хорошей репродукции с картины.

 

Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой

Ф.М. Достоевский впервые побывал в Дрездене проездом из Берлина 22 июня 1862 года. Потом был еще несколько раз: то по пути в Вену, то в Петербург. Несколько месяцев Федор Михайлович прожил в столице Саксонии вместе с молодой женой летом 1867 года. Здесь 26 сентября 1869 года родилась их старшая дочь Люба. Начавшаяся война между Германией и Францией заставила семейство покинуть Дрезден 17 июля 1871 года. По воспоминаниям Анны Григорьевны, Достоевский входил в число почитателей «Сикстинской Мадонны» и мог ее разглядывать «часами, умиленный и растроганный»[30]. Для этого он не стеснялся брать стоявший в зале стул и забираться на него с ногами. Самые известные упоминания о Мадонне даны Достоевским в романе «Бесы», где полотно Рафаэля воплощает образ красоты и духовный идеал старшего поколения героев литературного произведения. Писатель чутко уловил период, когда романтический образ начинает высмеиваться и цинично поносится молодым поколением. «Нынче никто, никто уж Мадонной не восхищается и не теряет на это времени, кроме закоренелых стариков. Это доказано»[31].

Однажды в разговоре с С.А. Толстой, вдовой А.К. Толстого[32], Федор Михайлович признался в большом значении для него «Сикстины». В 1879 году Владимир Соловьев по поручению графини приехал с пакетом, в котором находилось поколенное изображение Мадонны, без окружающих фигур. Литография неизвестного художника середины XIX века была подарена писателю ко дню рождения и украсила собой его петербургский кабинет. Последний год его жизни любимая Мадонна была с ним рядом, висела над диваном, где Достоевский любил отдыхать и где скончался. На фотографии Владимира Таубе, заказанной вдовой Достоевского, запечатлен подарок С.А. Толстой. В настоящее время в Музее-квартире Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге представлен другой экземпляр.

Л.Н. Толстой впервые попал в Дрезден 5 августа 1857 года по пути из Берлина. Уже на следующий день он уехал, успев посетить картинную галерею, и «остался холоден ко всему, исключая мадонны»[33]. Так писатель записал в своем дневнике. Отметим, что Достоевский и Толстой видели «Сикстину» на новом месте, во вновь отстроенной по проекту архитектора Готфрида Земпера картинной галерее, открытой в 1855 году. Понимая историческую значимость «объекта», организаторы экспозиции отвели полотну Рафаэля центральное место.

Вторично Лев Николаевич оказался в Дрездене четыре года спустя, весной (18-21 апреля) 1861 года. Тогда он интересовался постановкой школьного дела и обучением взрослых в Саксонии. Какие-либо отзывы тех лет по поводу Мадонны Рафаэля нам неизвестны. А вот мнение Л.Н. Толстого позднего периода творчества узнаем из записок С.Н. Булгакова: «Пример подобной же изощренной грубости относительно Мадонны я имел еще в беседе с Л. Толстым, в последнюю нашу встречу в Гаспре 1902 года, когда он оправлялся после опасной болезни. Я имел неосторожность в разговоре выразить свои чувства к Сикстине, и одного этого упоминания было достаточно, чтобы вызвать приступ задыхающейся, богохульной злобы. Глаза его загорелись недобрым огнем, и он начал, задыхаясь, богохульствовать. <...> И он искал еще новых кощунственных слов - тяжело было присутствовать при этих судорогах духа»[34].

Интерьер кабинета Л.Н. Толстого в Музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» в Тульской области
Интерьер кабинета Л.Н. Толстого в Музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» в Тульской области
Современная фотография

Тем не менее изображение Мадонны находилось в кабинете Толстого. Впрочем, чрезвычайная переменчивость суждений писателя хорошо известна. Одно из объяснений этому факту находим в книге потомка: «И здесь, в Ясной Поляне, и в Петербурге, в доме Достоевского, висят старинные литографии "Сикстинской Мадонны” Рафаэля. Они были подарены обоим писателям одним и тем же лицом - Александрой Андреевной (ошибка. - Л. М.) Толстой, теткой Льва Николаевича. Толстому - в молодости, а Достоевскому, кажется, за год до его смерти. А они так и не познакомились друг с другом»[35].

 

Советская история Мадонны

Начну с ранних детских воспоминаний. Мне четыре года, над моей кроваткой приколоты для красоты цветные вырезки из журнала «Огонек». На одном из разворотов - необыкновенно красивая мама с ребенком на руках. Но на лицах ни тени улыбки, в них светится печаль. «Почему она так печальна?» - я задавала себе этот вопрос. Смысл жертвенной материнской любви раскрывался мне во всей полноте по мере взросления.

Сейчас понимаю, что публикация репродукций картин Дрезденской картинной галереи была связана с выставкой, которая развернулась в Москве летом (со 2 мая по 20 августа) 1955 года. В Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, выстояв огромную очередь, десятки, а может, и сотни тысяч советских граждан стремились увидеть Мадонну Рафаэля и проститься с ней. Привезенная в Советский Союз в 1945 году среди других трофейных шедевров «Сикстина» после проведенной в Москве реставрации возвращалась в Дрезден. Огромную роль в возрождении шедевра Рафаэля сыграл художник-реставратор Павел Дмитриевич Корин. Впервые он увидел «Сикстинскую Мадонну» в 1932 году, когда вместе с братом Александром поехал на стажировку в Италию. Как и в дореволюционные времена, путь молодых художников лежал через Дрезден. В маленькой записной книжечке Павла Дмитриевича сохранился быстрый набросок картины с обозначением цветовых соотношений и точной датой исполнения - 22 июня 1932 года. Тогда братья Корины и представить себе не могли, при каких драматических обстоятельствах они снова встретятся с «Сикстинской Мадонной».

Павел Корин и Прасковья Корина перед картиной Рафаэля. ГМИИ имени А.С. Пушкина, Москва. 1945–1946
Павел Корин и Прасковья Корина перед картиной Рафаэля.
ГМИИ имени А.С. Пушкина, Москва. 1945–1946. Фотография

Выставка 1955 года возродила интерес к образу «Сикстинской Мадонны» в советской культуре. Писатели и журналисты (В.С. Гроссман, Л.Н. Волынский) связывали с ней личную судьбу и судьбу народа. Очерки и повести вдохновили советских кинематографистов на создание фильмов, а живописцев - на создание полотен в стиле соцреализма, посвященных спасению шедевра. Так, Юлий Николаевич Ятченко в своей картине «С мечтой о мире. Спасение шедевров Дрезденской галереи в 1945 году»[36] изображает первую встречу бойцов с картиной Рафаэля. Откинув полог занавеса, один из них освещает лик Мадонны фонариком. Другой, опустившись на колени, также подсвечивает поверхность холста. «Явление Мадонны» заставляет каждого по-своему реагировать. Художник лишь намечает их лица, но фигуры и позы изображенных хорошо проработаны.

Чрезвычайно выразителен офорт Владимира Дайчмана «Сикстинская мадонна», выполненный в духе «сурового стиля». Вертикальный формат листа подчеркивает узкое пространство бункера, где в варварском небрежении складированы холсты. Ступени пыльной лестницы ведут вверх. Там, в проеме распахнутой двери, - красноармеец с автоматом. Лучи солнечного света выхватывают из темноты лик Мадонны с ребенком. Динамичность сцене придают разворот фигуры солдата, контраст яркого света, льющегося с улицы, и темноты помещения, особый характер штриха.

Михаил Филиппович Володин в полотне «Спасение картин Дрезденской галереи» (1972-1978, Центральный музей Вооруженных Сил, Москва) применяет кинематографический прием остановленного кадра. Прямо на зрителя идут солдаты, несущие полотно на руках. Они в буквальном смысле на наших глазах спасают картину. А вот Михаил Владимирович Корнецкий в картине «Спасенная Мадонна» выбирает момент, когда юная девушка-реставратор, больше похожая на медсестру в белом халате, пристально осматривает в лупу красочный слой полотна. Справа и слева от картины замерли в почетном карауле спасители.

Монументальное полотно Мая Вольфовича Данцига «И помнит мир спасенный» (1985, Фонд Art Russe) отличается экспрессивностью живописной манеры и философским прочтением исторического события. Белорусский художник работал над картиной более 10 лет и завершил ее в год 40-летия Победы. Название картины, взятое из популярной песни, переводит акценты от спасенной Мадонны Рафаэля к спасенному миру.

Судьба «Сикстинской Мадонны» по-особому переплелась с судьбой президента Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина Ирины Александровны Антоновой, которая в августе 1945 года была среди сотрудников, принимавших коллекцию Дрезденской картинной галереи на хранение в музей. В одном из своих интервью она сказала: «Война (и это не пустые слова) глубоко повлияла на жизни и сердца людей моего поколения. Для меня, специалиста по итальянскому искусству, "Сикстинская Мадонна" никогда не будет лишь шедевром Рафаэля. Эта картина навечно слилась в моем сознании и в моей памяти с героическим спасением моей страны и моего народа от уничтожения, слилась с героическим поступком матери, которая пожертвовала жизнью своего сына».

 

  1. Matthias Oesterreich. Inventarium von der Konigli- chen Bildergalerie zu Dresden, gefertiget Mens Zulij & August1754, fol.5 Nr 31 // Die Sixtinische Madonna - Raffaels Kultbild wird 500. Munchen, 2012. S. 229.
  2. Неизвестный художник первой половины XIX века. Интерьер Дрезденской галереи в бывшем конюшенном дворе. 1830. Бумага. 19,8 x 25. Гравюрный кабинет, Гос. собрание Дрездена. Инв. А 131532.
  3. В апреле 1821 года В.А. Жуковский впервые прибыл в «прелестный Дрезден», где шесть раз посетил картинную галерею.
  4. Скульптор Самуил Иванович Гальберг в его заграничных письмах и записках. 1818-1828 / Собрал В.Ф. Эвальд // Вестник изящных искусств: Приложение к 2-му тому. Вып. 1-3. СПб., 1884. С. 29. (Далее: Гальберг).
  5. Там же. С. 28.
  6. Там же. С. 29.
  7. В 1836 году император Николай I приобрел «Мадонну Альба» Рафаэля, проданную в 1931 году. «Мадонну Конестабиле» (1502-1504) Рафаэля император Александр II купил в 1871 году для личных покоев императрицы Марии Александровны.
  8. Гальберг. С. 31.
  9. Жуковский В.А. Рафаэлева «Мадонна» (Из писем о Дрезденской галерее) // Жуковский В.А. Эстетика и критика. М., 1985. С. 307.
  10. Гальберг. С. 29.
  11. Die Sixtinische Madonna- Raffaels Kultbild wird 500. Munchen, 2012. S. 250.
  12. РамазановН.А. Материалы для истории художеств в России: Статьи и воспоминания. СПб., 2014. С. 377. (Далее: Рамазанов Н.А.)
  13. Бури И.Ф. Принцесса Августа копирует «Сикстинскую Мадонну». 1808/1809. Холст, масло. 90,5 x 71,5. Кассель, Museumlandschaft Hessen Kassel.
  14. Семенова Т.Б. Два столика работы Генриха Гамса из покоев императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце // Звезда Ренессанса. № 28-29. 2019. С. 39-41.
  15. Фромборк - город на берегу Вислинского залива Балтийского моря, Восточная Пруссия (ныне Польша). Собор и картина сгорели дотла в апреле 1945 года.
  16. Kugelgen, Gerhardvon. Madonna und Kind. Teilkopie der Sixtinische Madonna. 1816. Ol auf Leinwand. 101 x 81. Stiftung Preu&ische Schlosser und Garten Berlin-Brandenburg.
  17. В настоящее время местонахождение этой копии неизвестно.
  18. В настоящее время находится в Научно-исследовательском музее Российской академии художеств в Санкт-Петербурге (НИМ РАХ). Копия «Святой ночи» Корреджо - в Краснодарском краевом художественном музее имени Ф.А. Коваленко.
  19. Рамазанов Н.А. С. 582-583.
  20. Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ). Ф. СПБ. Главный архив II-10. Оп. 84. 1831. Ед. хр. 5. Л. 3.
  21. Там же. Ед. хр. 14. Л. 2.
  22. Там же. Ед. хр. 14. Л. 4 об.
  23. Рамазанов Н.А. С. 377.
  24. Марков А.Т. Мадонна со святым Сиксом и Варварой. 1832. Холст, масло. 272 * 200. НИМ РАХ.
  25. Канон красоты по Рафаэлю. Эпоха Рафаэля и русская художественная школа: Каталог выставки. СПб., 2008, С. 28.
  26. Александр Иванов в письмах, документах, воспоминаниях. М., 2001. С. 50.
  27. Алпатов М.И. Александр Иванов. Жизнь и творчество. М., 1956. Т. 1. С. 48.
  28. МаркинаЛ.А. Графический альбом художника А.А. Попова // Третьяковские чтения-2019. М.,
  29. 2019. С. 89.
  30. РГИА. Ф. 789. Оп. 14. Ед. хр. 70 «П». Л. 11.
  31. Достоевская А.Г Воспоминания. М., 1987. С. 148-149.
  32. Достоевский Ф.М. Собр. соч.: В 15 т. Т. 7. Л., 1990. С. 54.
  33. Толстая Софья Андреевна (1827-1895), урожденная Бахметева, в первом браке Миллер; графиня, жена поэта, прозаика и драматурга А.К. Толстого.
  34. Хексельшнейдер Э. Дрезден - сокровище в табакерке: Впечатления российских деятелей культуры. СПБ., 2011. С. 175.
  35. Булгаков С.Н. Две встречи (Из записной книжки) // Булгаков С.Н. Тихие думы. М., 1996. С. 393.
  36. Толстой И. Свет Ясной Поляны. Тула, 2014. С. 59.
  37. Ятченко Ю.Н. С мечтой о мире. Спасение шедевров Дрезденской галереи в 1945 году. 1959. Холст, масло. Местонахождение неизвестно.

Иллюстрации

РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент: ангелы
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент: ангелы
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент: святая Варвара
РАФАЭЛЬ САНТИ. Сикстинская Мадонна. 1512–1513. Фрагмент: святая Варвара
Иоганн Фридрих МЮЛЛЕР. Сикстинская Мадонна
Иоганн Фридрих МЮЛЛЕР. Сикстинская Мадонна
Гравюра резцом. 88.3 × 67,3
© Гравюрный кабинет. Дрезден
Ангел. Литография с фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Середина XIX века
Ангел. Литография с фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Середина XIX века
Бумага. 48 × 53
© ГМПЗ «Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», Тульская область
Мадонна с младенцем. Литография с фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Середина XIX века
Мадонна с младенцем. Литография с фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Середина XIX века
Бумага. 81 × 65
© ГМПЗ «Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», Тульская область
Герхардт фон КЮГЕЛЬГЕН. Мадонна с младенцем. 1916
Герхардт фон КЮГЕЛЬГЕН. Мадонна с младенцем. 1916
Копия фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Холст, масло. 101 × 81
© Потсдам, Фонд прусских дворцов и садов Берлина – Бранденбурга
Варвара Николаевна ГОЛОВИНА. Кабинет-библиотека императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце. 1810–1826. Фрагмент
Варвара Николаевна ГОЛОВИНА. Кабинет-библиотека императрицы Елизаветы Алексеевны в Зимнем дворце. 1810–1826
Бумага, акварель. Фрагмент
Неизвестный мастер. Внутри здания галереи в бывшем конюшенном дворе. 1830
Неизвестный мастер. Внутри здания галереи в бывшем конюшенном дворе. 1830
Офорт на желтой бумаге. 19,8 × 25
© Государственные художественные собрания Дрездена
Мастерская Франца Герхардта фон КЮГЕЛЬГЕНА в Дрездене
Мастерская Франца Герхардта фон КЮГЕЛЬГЕНА в Дрездене
Современная фотография
Фердинанд ЦАПФ. Сикстинская Мадонна. 1830–1850-е
Фердинанд ЦАПФ. Сикстинская Мадонна. 1830–1850-е
Копия фрагмента картины Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна». Фарфор, муфельные краски, роспись. 42,2 × 34,2. Частное собрание, Москва
Фердинанд ЦАПФ. Сикстинская Мадонна. 1830–1850-е
Фердинанд ЦАПФ. Сикстинская Мадонна. 1830–1850-е
Общий вид в раме
Герман КРОНЕ. Сикстинская Мадонна
Герман КРОНЕ. Сикстинская Мадонна
Дагерротип. 11 × 8. На паспарту, под дагерротипом, белым мелом надпись: Первая фотогр. «Сикстин. Мадонны» 1850
© Коллекция Германа Кроне, Технический университет, Дрезден
Павел Андреевич ФЕДОТОВ. Художник, женившийся без приданого в надежде на свой талант. 1844
Павел Андреевич ФЕДОТОВ. Художник, женившийся без приданого в надежде на свой талант. 1844
Бумага на картоне, сепия, кисть, перо. 31,3 × 45,6
© ГТГ
Павел Андреевич ФЕДОТОВ. Художник, женившийся без приданого в надежде на свой талант. 1844. Фрагмент
Павел Андреевич ФЕДОТОВ. Художник, женившийся без приданого в надежде на свой талант. 1844
Фрагмент
Альбом художника Андрея Попова. 1863–1867. Лист 16
Альбом художника Андрея Попова. 1863–1867. Лист 16
Фотография. Фотобумага
© ГТГ. Публикуется впервые
Сергей Арсеньевич ВИНОГРАДОВ. В доме. 1910
Сергей Арсеньевич ВИНОГРАДОВ. В доме. 1910
Холст, масло. 87 × 70
© Калужский государственный музей изобразительных искусств
Жюль МЕЙБЛЮМ. Курительная комната в доме П.С. Строганова в Петербурге. 1863–1865
Жюль МЕЙБЛЮМ. Курительная комната в доме П.С. Строганова в Петербурге. 1863–1865
Бумага, акварель. 40 × 59
© ГЭ
Николай Иванович ПОДКЛЮЧНИКОВ. Интерьер в квартире Алексея Матвеевича Филамофитского в Москве в Антипьевском переулке (?) около улицы Волхонки. После 1835
Николай Иванович ПОДКЛЮЧНИКОВ. Интерьер в квартире Алексея Матвеевича Филамофитского в Москве в Антипьевском переулке (?) около улицы Волхонки. После 1835
Холст, масло. 76,2 × 92,8
© Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени, Москва
Николай Иванович ПОДКЛЮЧНИКОВ. Интерьер в квартире Алексея Матвеевича Филамофитского в Москве в Антипьевском переулке (?) около улицы Волхонки. После 1835. Фрагмент
Николай Иванович ПОДКЛЮЧНИКОВ. Интерьер в квартире Алексея Матвеевича Филамофитского в Москве в Антипьевском переулке (?) около улицы Волхонки. После 1835. Фрагмент
Интерьер столовой Дома-музея В.М. Васнецова в Москве
Интерьер столовой Дома-музея В.М. Васнецова в Москве
Современная фотография
Квартира Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге. Конец XIX века (слева) и Современная фотография (справа)
Слева: Квартира Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге. Конец XIX века
Фотография, сделанная по заказу А.Г. Достоевской, вдовы писателя, Владимиром Таубе
Справа: Интерьер кабинета Музея-квартиры Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге
Современная фотография
Интерьер кабинета Музея-квартиры Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге
Интерьер кабинета Музея-квартиры Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге
Современная фотография
Интерьер кабинета Л.Н. Толстого в Музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» в Тульской области
Интерьер кабинета Л.Н. Толстого в Музее-усадьбе Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» в Тульской области
Современная фотография
Картина Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна» в экспозиции Галереи старых мастеров в Дрездене после возвращения. 1950-е
Картина Рафаэля Санти «Сикстинская Мадонна» в экспозиции Галереи старых мастеров в Дрездене после возвращения. 1950-е
Фотография
Павел Корин перед картиной Рафаэля. ГДР. 1956
Павел Корин перед картиной Рафаэля. ГДР. 1956
Фотография
Павел Дмитриевич КОРИН. Сикстинская Мадонна. 1945–1955
Павел Дмитриевич КОРИН. Сикстинская Мадонна. 1945–1955
Копия с картины Рафаэля Санти. Бумага, темпера. 23 × 17
© ГТГ
Май Вольфович ДАНЦИГ. «И помнит мир спасенный». 1985
Май Вольфович ДАНЦИГ. «И помнит мир спасенный». 1985
Холст, масло. 375 × 700
Фонд Art Russe
Владимир ДАЙЧМАН. Сикстинская Мадонна. 1967
Владимир ДАЙЧМАН. Сикстинская Мадонна. 1967
Бумага, офорт, акватинта, сухая игла. 82 × 50
© ГМИИ Республики Татарстан, Казань
Сотрудники технической службы монтируют «Сикстинскую Мадонну» в новую раму ручной работы в Дрезденской галерее старых мастеров 23 мая 2012 года
Сотрудники технической службы монтируют «Сикстинскую Мадонну» в новую раму ручной работы в Дрезденской галерее старых мастеров 23 мая 2012 года
Фото: Sean Gallup/Getty Images
Михаил Владимирович КОРНЕЦКИЙ. Спасенная Мадонна. 1984–1985
Михаил Владимирович КОРНЕЦКИЙ. Спасенная Мадонна. 1984–1985
Холст, масло
© Латвийский национальный музей, Рига

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play